Палласовский район Волгоградской области
Палласовский муниципальный район Волгоградской области
Официальный сайт
Сегодня 22.10.2020 Время: 01:11

От скотника до зооветеринара…

От скотника до зооветеринара… 18.02.2016

Согласитесь,  в последнее время  слышать или читать о таких, некогда очень ценимых и поощряемых на самом высоком уровне явлениях, как преемственность поколений, трудовые династии, приходится редко. Из-за редкости или вовсе утраты самих этих явлений на производстве или в сфере сельского хозяйства (не будем о печальном — о причинах почему, они складывались не один десяток лет). Тем ценнее, если где-то что-то подобное хоть отчасти сохранилось, и люди посвящают себя делу, которому служили отцы и деды. Выбирают эту стезю как само собой разумеющееся,  как говорится, по зову сердца. А может, по зову предков?..

Семья Бисенгалиевых перебралась из Казахстана в Палласовский район Сталинградской области в суровую военную годину, шёл 1944-й, было голодно. Кочевали, везя нехитрый скарб на единственной коровёнке; отец и его младший брат с бабушкой, почитай, дня четыре шли рядом. Дед уехал раньше, видимо, чтобы обеспечить новое место для обустройства семьи. Оно нашлось для них в с. Пригарино, тогда 2-е отделение совхоза, где и обосновались.

 Мой  собеседник, Ахмедьяр Бисенгалиев, знает эту историю от своих родных, поскольку  появился на свет  в 1952 году уже здесь, на новом месте жительства, где и женился его отец Шугай. Семьи у казахов-степняков во все времена традиционно многодетные; у деда Кукмана — «семеро по лавкам» (три сына и четыре дочери), у отца — пятеро («четыре сыночка и лапочка-дочка»). Собственно, отсюда и пошла по восходящей потомственность и семейственность Бисенгалиевых в животноводстве. Причём, главным образом, с явным уклоном в зооветеринарию.  Старший брат, Султан Шугаевич, закончил Новоузенский зооветеринарный техникум, позже заочно — Саратовский зооветинститут; работал по специальности (в том числе более 40 лет — в ветеринарно-санитарной экспертизе на местном рынке). Далее по старшинству идёт Ахмедьяр, (следующий из братьев, Мухамедьяр, ушёл из жизни по болезни в 2004 г.). Младший, Халмияр, пошёл по стопам брата Ахмедьяра и закончил Московскую ветакадемию им. Скрябина, основную часть трудовой деятельности в качестве главного ветврача посвятил одному из передовых овцеводческих хозяйств — племзаводу «Палласовский»; был и его руководителем, сейчас работает в госветслужбе района. Сестра же, Галина Шугаевна, хоть и не пошла по этой стезе, здесь с селом связана накрепко: посвятила себя учительству, окончив Волгоградский пединститут, сейчас она директор школы в с. Новая Иванцовка.  Отец может гордиться своими детьми…

 Весьма необычна и интересна история  самого рассказчика. Одна только эпопея получения им высшего зооветеринарного образования чего стоит: получил он его не с первого, и даже не со второго «захода»… Забавно уже то, что сходу и без проблем поступив в Саратовский зооветеринарный институт, Ахмедьяр, как он  говорит, вдруг чего-то … испугался! Ему, оставшемуся одному «на чужбине» (друзья, с которыми поступал, уехали восвояси), стало как-то не по себе. Запаниковал, словом, парень. Документы ему не хотели отдавать, но он настоял на своём: передумал, мол, и всё тут. Домашним своим сказал, что провалил экзамен… Год проработал на отаре у отца. И этого хватило, чтобы понять, что учиться всё-таки надо. Познал все тонкости чабанской «науки» на практике: пастьба, осеменение, зимовка, окот, сакман…  Хотя, когда растёшь на животноводческой точке, с детства многое знакомо. Решил Ахмедьяр поступать в Волгоградский «сельхоз» и — не прошёл по конкурсу (одного балла не хватило, производственного стажа надо бы). А там в это время «дежурили», так сказать,  «на подхвате» вербовщики из Дубовского зооветтехникума. Ну и поехал туда… После трёх месяцев учёбы забрали в армию. Отслужив на Украине в ракетных войсках, в следующем, 1973 году, предпринял третью попытку — поехал поступать в Московскую ветакадемию. На этот раз фортуна благоволила, и пять лет зоофака закончил успешно. Учился по направлению, так что сразу — домой, в «Ромашковский». Год с небольшим работал как младший научный сотрудник на опорном пункте от академии, потом зоотехником на 3-ем отделении племсовхоза, а с декабря 80-го начался основной его путь и дело всей жизни как главного зоотехника СПК «Племзавод «Ромашковский». И с тех пор, до самого выхода на заслуженный отдых в декабре 2012 года — 32 года в этой должности. Явно, что называется, человек на своём месте. А ещё, думается, это как раз про таких говорят: где родился, там и пригодился… И то правда: «настырно» шёл Ахмедьяр Шугаевич к своей цели, к выбранной профессии, в которой, видимо, только себя и видел. И в ней себя нашёл, судя по недюжинному упорству и целеустремлённости в получении необходимого образования, верности и преданности профессии, постоянству и совершенствованию в работе.

 Безусловно, братья Бисенгалиевы — животноводы потомственные. Дед Кукман изначально ещё на барина работал скотником в Казахстане, затем, уже при Советской власти, пас колхозную скотину. Отец Шугай тоже всю жизнь при животных: работал гуртоправом, потом старшим чабаном на отаре, добиваясь хороших показателей. С животноводством всегда были связаны и другие близкие родственники. Ахмедьяр с детских лет начал к семейному  делу приобщаться, за овцой ходить. Я, говорит, выходец  с овцеводческой точки,  и, начиная зоотехническую карьеру, знал всё не понаслышке. И чабаны, с кем приходилось плотно, бок о бок работать, знали: его на мякине не проведёшь…

 Всякое за это время бывало в животноводстве, как и в целом по стране: и хорошее,  и совсем даже не очень — мягко говоря… Не проходили мимо эти времена и для «Ромашковского», племенного хозяйства, которому посвятил свою жизнь Ахмедьяр Бисенгалиев. Были и самые тяжёлые, везде, во всём и для всех годы; приснопамятные или «лихие» 90-е, когда страна буквально обрушилась. Ничего не ценилось по достоинству и не востребовалось; та же  продукция овцеводства (шерсть, баранина) стоила копейки… Беспросветное, казалось, время и безнадёжное, как наступление «конца света». Надо было выстоять,  во что бы то ни стало сохранить, в целом, племенное дело: сохранить базу, животноводческие точки, структуру, племенное ядро, генофонд. Это требовало огромной ответственности и неимоверных усилий. Иначе потом, когда всё порушат, «раздербанят», попробуй, восстанови… Далеко не все хозяйства, в том числе племенные, уцелели в то безвременье, выстояли. «Ромашковский» выстоял. Как это было важно тогда — сохранить овцеводство, отрасль стратегическую для района и социально значимую. Честь и хвала всему коллективу племзавода. И, безусловно, мудрости и ответственности его руководства.

Когда положение стало выправляться, овца стала иметь цену, появился спрос, хозяйство стало крепнуть год от года, «пошло в гору». Немалая заслуга в этом председателя правления В.Н. Аноприенко и главных специалистов, таких, как потомственный, болеющий за своё дело овцевод А.И. Бисенгалиев. Было, конечно, и  хорошее, положительные вехи в новейшей истории хозяйства, и их большинство.  На памяти у Бисенгалиева это большая, совместно с учёными, научная, селекционная работа  по выведению, становлению, совершенствованию волгоградской породы тонкорунных овец мясошерстного направления, приспособленной именно к местным природно-климатическим условиям. Работа, очень важная для района, области, для страны. Это присвоение хозяйству в 1978 г. статуса племзавода, это появление в «Ромашковском» параллельного направления —по разведению племенной породы КРС казахской белоголовой породы. Это ежегодное, как триумф работы, проводимой  в хозяйстве, участие в региональных и всероссийских выставках племенных животных    всегда успешное и победное, когда привозимое домой очередное «золото» уже в порядке вещей… Это доведение до максимально оптимального количества овцепоголовья, когда овцематок не бывает менее 11200 голов; это всегда наилучшие показатели получения приплода ягнят в чабанских отарах. Это … да много чего доброго и позитивного прошло через зоотехника-профессионала Ахмедьяра Бисенгалиева,  и не упомнишь,  не перечислишь сразу всего. Но тепло и светло на душе у него от таких воспоминаний…

У Ахмеда Шугаевича и Гульнур Нурулловны три дочери, у них давно уж семьи, дети. Старшая Динара закончила ту же, что и отец, ветакадемию в Москве по специальности «товаровед животноводческого сырья»; другая дочь, Айша, училась там же, на зоофаке, затем в аспирантуре, кандидат биологических наук; младшая, Сабира (экономический факультет Волгоградского сельхозинститута) здесь, «под боком», работает в «Ромашковском», муж тоже, ветфельдшером. В общем, хоть Бог и не дал сыновей, дети у Бисенгалиевых тоже оказались с животноводством так или иначе «повязаны». Кем станут внуки, а их уже шесть (причём, шесть пацанов    во как! «Компенсация» пошла, что ли?), время покажет. Потомственность, конечно, это здорово, но у каждого своя стезя. Пойдёт ли кто по дедовской — дай Бог…

 

Александр Павленко,

газета «Рассвет»

 

На фото семья Бисенгалиевых




Возврат к списку